Внутривенный гексеналовый наркоз



Ранее в советской анестезиологии с большим успехом применялся также внутривенный гексеналовый наркоз. Гексенал представляет собой белый кристаллический порошок, легко растворимый в воде, в стерильных запаянных стеклянных ампулах емкостью в 10 см3, в каждой ампуле содержится 1 г гексенала. Гексенал вызывает сон, напоминающий нормальный. Длительность и глубина сна зависят от дозировки и метода введения гексенала. Гексенал не обладает кумулятивным действием. В течение 15—20 минут гексенал метаболизируется, в чем главную роль играет печень, поэтому основными противопоказаниями в применении гексенала являются печеночная недостаточность, тяжелые интоксикации независимо от этиологии, сепсис; в остальных случаях гексенал можно широко применять. Гексенал не противопоказан при базедовой болезни, при болезнях мочеполового аппарата. Почки выводят уже продукт распада гексенала и в его метаболизме не участвуют. Под влиянием гексенала больной спокойно погружается в сон, не переживая неприятного чувства удушья, наблюдаемого при ингаляционном эфирном наркозе. Вслед за состоянием сна наступает в определенной последовательности потеря рефлексов и полная анестезия. По окончании наркоза наблюдается в течение нескольких часов так называемый вторичный сон, после которого больные просыпаются «свежими», как бы отдохнувшими, причем из памяти выпадает все с момента начала наркоза. В некоторых случаях наблюдается некоторого рода ретроградная амнезия — больные забывают все, что имело место за 30—40 минут до операции.

Чем старше больной, тем легче она поддается гексеналовому наркозу и тем, следовательно, меньшая доза нужна. Молодые и здоровые люди более резистентны к гексеналу и требуют для глубокого наркоза некоторого повышения дозы.

Рефлексы исчезают в следующей последовательности (по Апшютцу):
1) паралич жевательных мышц (больной «дает челюсть»),
2) паралич брюшных мышц,
3) исчезновение корнеального рефлекса,
4) исчезновение периферических рефлексов,
5) исчезновение поверхностных перитонеальных рефлексов,
6) исчезновение зрачкового рефлекса и последнего перитонеального рефлекса.

Дыхание в нормальных условиях при гексеналовом наркозе не изменяется или несколько учащается, становясь несколько более поверхностным. Расстройство дыхания (угнетение вплоть до паралича дыхания) может зависеть от неправильной дозировки или, вернее, передозировки.

АД и пульс при правильном проведении наркоза в общем почти не изменяются. Впрочем, почти всегда наблюдается снижение давления на 10—15 мм. В начале наркоза, наблюдается некоторое учащение пульса, который выравнивается во время глубокого сна.

Цвет лица: проф. Жоров следующим образом описывает цвет лица при гексеналовом наркозе: «Цвет лица больного мало изменяется при нормально протекающем наркозе. Создается впечатление, что больной находится не в состоянии наркоза, а обыкновенного сна. Выражение лица спокойное. Отмечается иногда незначительный цианоз губ. Появление чрезмерной бледности с оттенком цианоза указывает на передозировку или на слишком форсированное введение гексенала в кровь.

Бледноцианотическая окраска лица требует большого внимания, так как она может служить предвестником тяжелого поражения дыхательного или сосудистого центра. При высокой дозировке (3 г. и больше) бледность сохраняется после операции в течение 1—2 часов.

Мышцы. Выше было указано, что при гексеналовом наркозе прежде всего наступает паралич жевательных мышц, вследствие чего уже очень скоро нижняя челюсть отвисает, что может повлечь за собой западание корня языка. Паралич жевательных мышц держится и по окончании наркоза; поэтому необходимо следить за больным, пока не восстановятся рефлексы в послеоперационном периоде. При засыпании отмечается мелкое дрожание туловища и конечностей.

Глаза. Глазная щель обычно закрыта. Она бывает полуоткрыта в глубоком наркозе или при асфиксии. До наступления глубокого сна наблюдаются вялые, медленные движения глазного яблока, о корнеальном и зрачковом рефлексах было упомянуто выше. Насколько быстро исчезает корнеальный рефлекс, настолько быстро он останавливается по окончании наркоза.

Вторичный сон, как было уже упомянуто, наблюдается всегда, причем раньше возвращаются рефлексы, а сознание возвращается позднее. Нет никакого смысла искусственно будить больного, более полезно естественное пробуждение — так больному легче переносить болезненные часы после операции и, кроме того, естественное пробуждение не сопровождается чувством разбитости и утомления, обычно испытываемое больным после искусственного пробуждения.

Активно применялась следующая методика гексеналового наркоза (по Шварцману): до начала наркоза вводят под кожу 1 % раствор морфина два раза: 1 мл зa час и за 15 минут — 0,5 мл. Руку больного, отведенную под прямым углом (обычно правую), укладывают на столик, покрытый стерильной простыней. Кожу ладонной поверхности предплечья и, особенно, локтевого сгиба дезинфицируют спиртом, после чего руку (за исключением области локтевого сгиба) покрывают стерильным полотенцем. Рядом со столиком, на котором лежит рука больной, под правую руку наркотизатора, ставится другой столик, также покрытый стерильной простыней. На этом столике находится все необходимое для гексеналового наркоза.

В ампулу, содержащую 1 г гексенала, шприцем вливают 10 см3 бидистиллированной воды; повторным набиранием в шприц и выпусканием в ампулу жидкости добиваются полного растворения порошка гексенала. Таким образом, в шприц набирают 10 см3 10% раствора гексенала. Второй грамм гексенала в другой ампуле точно так же растворяют 10 cmsбидистиллированной воды; добавив еще 10 см3 бидистиллированной воды, получают 20 см3 5 % раствора гексенала.Введение гексенала обычно начинают после того, как операционное поле уже дезинфицировано и покрыто стерильны м бельем. Таким образом, время, в течение которого больной спит, используется исключительно для операции. Наркоз, начинают с введения 10% раствора гексенала. Первые 3 см3 раствора гексенала (10%) вводят не быстрее, чем за 3 минуты (следить по часам), заставляя при этом больного считать. Эта первая порция раствора является как бы биологической пробой. Если больной засыпает уже от 1—2 см3 раствора (10%), то нужна сугубая осторожность в дозировке; если для усыпления расходуется больше 3 см3 раствора, можно ожидать, что раствора понадобится больше обычного, т. е. что больной труднее поддается усыплению. О наступлении сна судят по прекращению счета. По прошествии 3 минут раствор гексенала (10%) вводят несколько быстрее, пока не наступит состояние глубокого она, о котором судят по исчезновению рефлексов. В дальнейшем, после того, как вскрыта брюшина, начинают вводить физиологический раствор. По ходу операции время от времени вводят раствор гексенала, причем после израсходования всего 10% раствора вводят 5% раствор. В среднем на операцию длительностью от 40 минут до 1 часа 20 минут расходуется при умелой дозировке от 1,2 до 2,0 вещества гексенала и от 300 до 500 см3 физиологического раствора. Больше 2,5 г гексенала, по Шварцману, применять не приходится, в т.ч. и в случае длительных сложных операций.

Осложнения при гексеналовом наркозе случаются крайне редко и во время операции, и в послеоперационный период. Наиболее возможным осложнением при слишком форсированном введении или передозировке гексенала является расстройство дыхания вплоть до паралича дыхательного центра. Иногда наблюдается ослабление сердечной деятельности. Смертность при гексеналовом наркозе в 2—4 раза меньше обычной смертности, наблюдаемой при эфирном и хлороформном наркозе (цит. по Жорову).

Из осложнений в послеоперациоппом периоде можно отметить посленаркозное возбуждение, тошноту, рвоту и головные боли. Асфиксия в послеоперационном периоде может наблюдаться в результате западения нижней челюсти и языка, что может зависеть исключительно от недостаточного наблюдения.

Причиной подавляющего большинства смертельных и несмертельных осложнений является главным образом передозировка гексенала. Само собой понятно, что гексеналовый наркоз недопустим при наличии противопоказаний.

В некоторых случаях имеет смысл пользоваться гексеналом в качестве так называемого базисного наркоза и после введения небольшой дозы гексенала (не больше 0,8—1,0) переходить на эфирный наркоз. У нервных больных, боящихся ингаляционного наркоза, очень удобно проводить эфирный наркоз после наступления гексеналового сна. Равным образом иногда приходится переходить на эфир, если отмечается, что больной плохо переносит гексенал.



Метки: ,