Клиническое течение Echinococcus pulmonis



Можно говорить о трех стадиях болезни: 1) стадии начальной, 2) стадии выраженной эхинококковой «опухоли» и 3) стадии перфорации или

В первой стадии заболевание может долго протекать бессимптомно. Лишь изредка отмечается небольшой кашель, небольшое кровохаркание и преходящее незначительное повышение температуры. Все это объясняется реактивным воспалением легочной ткани вокруг эхинококка. Перкуссия и аускультация легкого не дают еще никаких изменений. Во время второй стадии, когда эхинококковый пузырь достигает большего размера и напоминает опухоль, физическое исследование выявляет ограниченное притупление, ослабленное дыхание или, иногда, дыхание с бронхиальным оттенком и небольшое количество мелкопузырчатых хрипов. В редких случаях может наступить выбухание соответствующей половины грудной клетки и смещение сердца, что указывает на большие размеры эхинококка. Нередко эхинококк, достигший довольно больших размеров, не дает почти никакой клинической картины и протекает без более или менее заметных субъективных и объективных изменений. В дальнейшем наступает третья стадия — прорыв эхинококкового пузыря в бронх или плевру или нагноение пузыря. Прорыв может произойти до или после нагноения. Прорыв эхинококкового пузыря в бронхе до того, как пузырь нагноился, сопровождается ознобом, высокой температурой, приступом кашля и выделением прозрачной желтоватой жидкости, в которой под микроскопом обнаруживаются крючья эхинококка. При этом часто развивается обильное уртикарное высыпание. Иногда даже наступают более грозные явления: коллапс, холодный пот, тошнота, рвота, эпилептиформные судороги. Все это нужно рассматривать как проявление анафилаксии: организм, очевидно, до прорыва был сенсибилизирован содержимым эхинококкового пузыря, а наступившее во время прорыва всасывание излившейся из пузыря жидкости сыграло роль «разрешающей инъекции». Те же явления анафилаксии, еще более выраженные, наступают при прорыве эхинококкового пузыря в плевру.

В редких случаях прорыв эхинококка сопровождается тяжелым, иногда смертельным кровотечением. В еще более редких случаях прорыв сопровождается выхаркиванием всего неразрушенного эхинококкового пузыря; в таком случае анафилактических явлений не будет и наступит полное выздоровление, если в легких не осталось других пузырей. С другой стороны, попадание в дыхательные пути целого пузыря может вызвать внезапную смерть вследствие закупорки трахеи.

После прорыва эхинококкового пузыря в бронх наступает инфицирование и нагноение полости и тогда заболевание течет в дальнейшем как хронический абсцесс легкого.

Нагноение может наступить до прорыва в бронх или плевру; оно наступаем в этих случаях после гибели эхинококка. Нагноившийся эхинококк вышивает познабливания, повышение температуры, усиление кашля, обычно более выраженное притупление и большее количество хрипов, что, связано с обострением воспалительного процесса вокруг пузыря. В конце концов, нагноившийся эхинококк прорывается в плевру или бронх. Прорыв в плевру ведет к гнойному плевриту, а в отдельных случаях — к пиопневмотораксу. Прорыв в бронх сопровождается выделением с кашлем гнойной мокроты, часто вонючей, в которой при упорных поисках удается найти крючья эхинококка, а иногда и частицы оболочки эхинококкового пузыря.

Эхинококк легкого дает довольно типичную рентгеновскую картину. До прорыва эхинококковая киста выглядит как затемнение правильной шаровидной формы, резко отграниченное от окружающей легочной ткани. Рентгеноскопия решает вопрос о локализации, а также о том, поражено ли легкое одним или несколькими пузырями, что имеет большое значение для лечения. Гибель эхинококка иногда сопровождается омелотворением капсулы, что выявляется интенсивной теневой полосой вокруг кисты. Опорожнение эхинококкового пузыря и последующее нагноение дают картину, характерную для абсцесса легкого. Из других изменений надо указать на изменения крови, именно на эозинофилию, которая наблюдается не менее чем в половине случаев. Эозинофилия колеблется в пределах 5 — 10%; в отдельных случаях она достигает 50%. В момент прорыва эхинококка и при нагноении эхинококковой кисты эозинофилии нет.

Диагностическое значение имеет реакция связывания комплемента (реакция Вейнберга); она дает положительную реакцию в 50% случаев. Антигеном для этой реакции служит жидкость, взятая из эхинококкового пузыря барана.

Лучшие результаты даёт внутрикожная реакция Каццони, для чего в кожу предплечья вводят 0,2 см3 прозрачной отцентрифугированной эхинококковой жидкости, добытой из ненагноившегося пузыря. Положительная реакция получается уже через несколько минут в виде папулы с довольно широкой зоной красноты. Наиболее выражена реакция через 10 — 15 минут, причем она остается такой в течение 1,5 — 2 часов. Некоторые авторы считают более характерной позднюю реакцию, проявляющуюся через 2 — 3 часа после впрыскивания жидкости в виде покраснения и припухания кожи, распространяющегося на значительный участок вокруг места инъекции. Поздняя реакция держится сутки и долее; она более доказательна, чем ранняя реакция.

При эхинококке легкого положительная реакция Каццони наблюдается более чем в 90% заболеваний.



Метки: ,